Что ждет экономику России в 2020 году?

Счетная палата впервые составила собственный прогноз по экономике России

После критики официального прогноза правительства за излишний оптимизм Счетная палата представила свою оценку развития российской экономики до 2023 года на фоне пандемии COVID-19. Государственные аудиторы впервые за историю существования Счетной палаты опубликовали сценарный прогноз основных показателей социально-экономического развития России, который оказался пессимистичнее оценок Минэкономразвития.

Причины появления макропрогноза от Счетной палаты

Собственный макропрогноз позволит Счетной палате делать более грамотные выводы об обоснованности прогнозов правительства, пояснили РБК в пресс-службе ведомства. «Такой документ — элемент конструктивной критики, когда мы не только критикуем чужое, но и открыто публикуем свое», — сообщили в Счетной палате, подчеркнув, что главная цель публикации — «не покритиковать правительство, а способствовать всестороннему обсуждению проблем развития российской экономики». В разработке прогноза участвовали экономисты Института экономической политики им. Е.Т. Гайдара, уточнили в ведомстве.

Как полагают в Счетной палате, по своим масштабам потрясения первой половины 2020 года (обвал цен на нефть, карантинные ограничения и введение режима нерабочих дней в апреле, сокращение российского экспорта из-за спада мировой экономики) превзошли предыдущие кризисы 2008–2009 и 2014–2015 годов. Директивное ограничение деловой активности в текущем году, по мнению госаудиторов, является «уникальным фактором, примеров которому в современной экономической истории трудно найти».

Потери экономики России в результате введения режима самоизоляции населения за первое полугодие 2020 года достигли примерно 8% изначально ожидавшегося ВВП 2020 года, считают аудиторы, но характер восстановления по мере снятия карантинных ограничений свидетельствует о том, что по итогам года масштабы падения будут заметно меньше. В условиях сохранения рисков пандемии и введения новых ограничений госаудиторы подготовили два сценария развития экономики: базовый и консервативный (стресс-сценарий).

Сценарий без нового карантина

Базовый сценарий Счетной палаты предполагает, что основной удар пандемии был пережит во втором квартале 2020 года и власти не будут вводить новые строгие карантинные ограничения и режим самоизоляции, применяя альтернативные меры сдерживания распространения вируса — отслеживание контактов больных и масштабное тестирование населения. В 2021 году с началом широкой вакцинации и завершения периода ограничений ожидается, что темп роста мировой экономики ускорится до 5% после спада на 5% в 2020 году, а в 2022–2023 годах вернется к средним значениям 2010–2019 годов, то есть около 3,5% в год.

Сделка ОПЕК+ в базовом сценарии сохранится в полном объеме до конца первого квартала 2022 года, а после ее окончания в 2022–2023 годах объемы предложения нефти на мировом рынке вернутся на уровень 2019 года. Среднегодовая цена на российскую нефть Urals в 2020 году заложена на уровне $42 за баррель, в 2021 году — $50 за баррель, а в 2022–2023 годах — $55 за баррель. На объемы глобального потребления нефти к середине 2020-х годов начнут оказывать влияние факторы деуглеродизации мировой экономики и развития «зеленых» технологий в энергетике и на транспорте, предсказывают в Счетной палате.

Счетная палата в этом сценарии ожидает, что ВВП России сократится на 4,2% в 2020 году (правительство ждет спада на 3,9%). Быстрого роста экономики в 2021 году за счет «эффекта базы», по мнению аудиторов, не произойдет в отличие от большинства других стран. В следующем году российский ВВП вырастет на 2,2%, а в 2022–2023 годах темпы роста экономики ускорятся до 2,5–2,7% в год. На уровень 2019 года реальный ВВП России возвратится только в 2022 году, следует из прогноза СП. Темпы роста инвестиций в основной капитал в реальном выражении в 2021–2023 году оцениваются Счетной палатой в 2,5–4% в год, что, по мнению госаудиторов, недостаточно для обеспечения более высоких темпов роста экономики.

Для сравнения: правительство в своем базовом сценарии ожидает роста ВВП на 3,3% в 2021 году и выхода экономики на докризисный уровень уже в третьем квартале 2021 года, в 2022 и 2023 годах темпы роста ВВП России должны составить 3,4 и 3% соответственно. Этот прогноз как необоснованно оптимистичный критиковали и независимые экономисты: без изменения действующей экономической модели, по их мнению, Россию после пандемического кризиса ждет стагнация.

Безработицу в 2020 году Счетная палата прогнозирует на уровне 6,3% экономически активного населения с пиковым значением в августе—сентябре 2020 года не выше 6,5%, что соответствует масштабам безработицы в кризис 2015–2016 годов, но уже в 2022 году она вернется на докризисный уровень — в районе 4,5%, ожидают аудиторы.

Потребительская модель экономики

Модель развития российской экономики, по оценке Счетной палаты, будет характеризоваться лидирующей ролью потребительского спроса. Повышение доступности потребкредитов и снижение сбережений в условиях низких банковских ставок будут способствовать росту потребления (розничный товарооборот в базовом сценарии будет прибавлять 2–3% ежегодно в 2021–2023 годах).

Такой механизм не может стать серьезным драйвером для роста экономики России выше 2–2,5% в год, так как численность населения России не растет быстрыми темпами (правительство ожидает, что оно будет сокращаться как минимум до 2024 года. — РБК), а значительная часть потребительского спроса направляется на приобретение импортных товаров и услуг, подчеркивают аудиторы.

Ускорение темпов роста экономики России возможно только при условии активизации инвестиционной активности в частном секторе экономики, уверены в Счетной палате. Краткосрочные факторы, такие как увеличение бюджетных расходов для поддержки экономики и населения в условиях кризиса, отдельные крупные проекты госкомпаний, расширение потребительского спроса оказывают значимое влияние на темпы роста ВВП в отдельные годы. Но, поскольку структурные темпы роста остаются низкими (около 1,5% в год), добиться темпов роста 3% и выше «практически нереально», констатируют в Счетной палате.

Стресс-сценарий второй волны COVID-19 и новых ограничений

Консервативный сценарий прогноза Счетной палаты предполагает более жесткое прохождение мировой экономикой и отчасти Россией второй волны пандемии COVID-19 осенью и зимой 2020–2021 годов и, возможно, весной 2021 года. В странах Европы и крупнейших городах России будут вновь введены карантинные ограничения на ведение деловой активности и работу бизнесов (хотя не в таком масштабе и на менее продолжительное время, чем весной 2020 года). Массовая вакцинация и уход от карантинных ограничений в этом сценарии предполагаются не ранее конца весны — лета 2021 года.

Общая тенденция к постепенному повышению цен на нефть на протяжении 2021–2023 годов сохранится, но оно будет медленнее. Среднегодовая цена на российскую нефть Urals в 2020 году составит $40 за баррель, в 2020 году возрастет до $45 за баррель, а в 2022–2023 годах — $55 за баррель.

В результате спад ВВП России в 2020 году составит 4,8 против 4,2% в базовом сценарии. Различие между сценариями сильнее проявляется в 2021 году: темп роста экономики будет почти на 1 п.п. ниже, чем в базовом, — 1,3 против 2,2%. Эффект восстановления экономики после растянувшихся на два года (2020–2021 годы) ограничений проявится только в 2022 году, когда темпы роста ВВП повысятся до 2,4%. Однако в 2023 году годовой рост, по пессимистичному сценарию Счетной палаты, снова снижается до уровня 1,5–2%, а экономика России возвращается на уровень 2019 года только к концу 2023 года (по уровню реального ВВП и уровню безработицы).

В обоих сценариях прогноза экономика России по импорту машин и оборудования не выходит к концу 2023 года даже на уровень 2019 года в том числе потому, что реальный курс рубля остается ниже докризисного уровня, импортные машины и оборудование остаются дорогими для реализации инвестпроектов, ориентированных на внутренний рынок, подчеркивают госаудиторы. Это препятствует внедрению новых технологий и более эффективных средств производства, предупреждают они. Для ускорения структурных темпов роста экономики понадобится обеспечить увеличение бюджетных расходов на образование, здравоохранение, инфраструктуру, рост инвестиций, внедрение новых технологий и выход на внешние рынки для частного бизнеса, констатирует ведомство.

Позиция правительства

Тенденции, заложенные в сентябрьском прогнозе на 2021–2023 годы, «в целом оправдывают себя», оценки ключевых макропараметров в рамках текущего и следующего годов близки к консенсус-прогнозам различных аналитиков и международных организаций, сообщили РБК в пресс-службе правительства. «В условиях текущей турбулентности социально-экономической ситуации разброс прогнозов по-прежнему остается значительным, при этом прогнозы ряда аналитиков на 2020 год все еще оптимистичнее, чем у правительства России», — добавили в кабинете министров, не уточнив, о каких именно аналитиках идет речь. В середине октября МВФ улучшил оценку падения российской экономики по итогам 2020 года до 4,1% (в июне оценка составляла 6,6%), напомнили в правительстве.

Минэкономразвития не видит оснований для пересмотра сценарных условий прогноза социально-экономического развития на 2021–2023 годы, сообщили РБК в пресс-службе министерства. «Минэкономразвития внимательно следит за развитием ситуации в российской и мировой экономике, которая, как неоднократно отмечалось, зависит прежде всего от эпидемиологического фактора. Считаем, что в настоящее время нет оснований пересматривать сценарные условия прогноза социально-экономического развития министерства, на основе которого сверстан проект федерального бюджета», — сообщили РБК в министерстве. Госдума в среду, 28 октября, одобрила в первом чтении проект федерального бюджета на ближайшие три года.

На волне пандемии: что происходило в экономике России в 2020 году

В 2020 году Россия, как и большинство государств мира, столкнулась с одним из крупнейших потрясений последних десятилетий — пандемией коронавируса. Стремительное распространение болезни и вынужденные карантинные меры привели к временному закрытию границ и приостановке работы целого ряда предприятий. В то же время произошедший весной обвал цен на нефть негативно отразился на доходах федерального бюджета и динамике нацвалюты.

Читайте также  Кто создал Россию?

Впрочем, последствия пандемии не вызвали фундаментальных негативных сдвигов в экономике России. Об этом 25 декабря заявил глава Минэкономразвития Максим Решетников. По его словам, текущее положение дел является лишь «отклонением, а не уходом с траектории устойчивого роста».

«Кризис не приобрёл системного характера. Удалось предотвратить его влияние на системообразующие отрасли и предприятия. По итогам 11 месяцев 2020 года производство в обрабатывающей промышленности вышло практически на уровень прошлого года, в сельском хозяйстве видим прирост плюс 1,5%, стабилизировались темпы и в строительстве», — заявил министр на правительственном часе в Совете Федерации.

Согласно его оценке, по итогам всего 2020 года ВВП России сократится примерно на 3,8%. В то же время экономический спад окажется не таким масштабным, как в ряде других государств. Например, Международный валютный фонд (МВФ) прогнозирует снижение ВВП США в уходящем году на 4,3%, Японии — на 5,3%, а стран еврозоны — на 8,3%.

«Можно с уверенностью сказать, что мы встретили эти проблемы достойно и отчасти даже, может быть, лучше, чем в других странах мира, которые по праву гордятся и устойчивостью своей экономики, и развитием своих социальных служб и систем здравоохранения», — заявил президент России Владимир Путин на ежегодной пресс-конференции 17 декабря.

В период пандемии основными факторами макроэкономической стабильности в России стали низкий объём госдолга и высокий уровень резервов. Об этом ранее заявлял пресс-секретарь президента Дмитрий Песков.

Более того, отчасти глубину спада в России ограничили структурные особенности экономики. Такую точку зрения в разговоре с RT выразил директор центра конъюнктурных исследований Института статистических исследований и экономики знаний НИУ ВШЭ Георгий Остапкович.

Как объяснил эксперт, от пандемии и локдаунов сильнее всего пострадали сектор услуг вместе с малыми и средними предприятиями (МСП). При этом, если в крупных развитых странах доля МСП в экономике зачастую превышает 60%, то в России — не более 22%, поэтому влияние коронавируса оказалось слабее. Похожей оценки придерживается и директор финансового центра «Сколково-РЭШ» Олег Шибанов.

«В целом стоит отметить совокупность обстоятельств. Помимо того что в России ниже доля малого и среднего бизнеса, который оказался сильнее затронут рецессией, у нас есть хорошая макросреда, которая позволила снижать ставки и занимать Минфину на рынке. Поэтому реакция на проблемы была довольно удачной», — отметил экономист.

В помощь экономике

Любопытно, что ещё весной многие эксперты и представители власти оценивали вероятное сокращение ВВП России вблизи 5—6% по итогам года. Как сейчас объясняют специалисты, главным образом сдержать экономический спад удалось за счёт мер финансовой помощи бизнесу и населению.

«Если бы правительство не предусмотрело дополнительные меры поддержки, то спад был бы намного глубже. Вместо ожидаемых сейчас 3,8% ВВП страны мог бы потерять около 6,5%», — отметил в интервью RT руководитель направления «Финансы и экономика» Института современного развития Никита Масленников.

Ключевыми антикризисными мерами властей стали: прямые выплаты семьям с детьми и субсидии пострадавшим отраслям экономики, кредитные каникулы, гранты и льготные займы предприятиям на выплату зарплат сотрудникам, а также налоговые отсрочки и послабления для компаний и предпринимателей. Одновременно государство запустило программу льготной ипотеки под 6,5% годовых и программу кешбэка за поездки по России для поддержки туризма.

«В целом направили на поддержку граждан и промышленности, на борьбу с пандемией 4,6 трлн рублей. Для нас это беспрецедентные деньги, это 4,5% ВВП страны», — заявил Владимир Путин.

По словам президента, последствия пандемии также спровоцировали заметный рост безработицы в России. По данным Росстата, с января по август соответствующий показатель вырос с 4,7 до 6,4%. Значение стало самым высоким с 2012 года. Впрочем, уже осенью ситуация на рынке труда начала стабилизироваться. В сентябре безработица сократилась до 6,3%, а в ноябре составила 6,1%. При этом полное восстановление сферы занятости может произойти уже в 2021 году, уверен Владимир Путин.

«Всё, что мы делаем по поддержке экономики, по поддержке пострадавших отраслей производства, связано напрямую с поддержанием рабочих мест», — добавил глава государства.

Выгодный процент

Отметим, что в условиях пандемии Банк России продолжил снижать ключевую ставку в 2020 году и опустил её с 6,25 до 4,25% годовых. Показатель стал самым низким за весь постсоветский период.

«Снижение ставки ЦБ до рекордно низкого уровня — это очень важный манёвр. Он помог и предприятиям, и населению. Деньги стали дешевле, и, естественно, люди и бизнес стали брать доступные средства, пускать их на инвестиции, на инновации и на увеличение своего благосостояния. Всё это вместе с помощью от государства помогло смягчить ущерб для экономики», — объяснил Георгий Остапкович.

Традиционно банки следят за изменением ключевой ставки ЦБ и уже на основе принимаемых регулятором решений самостоятельно определяют уровень долгосрочных кредитных ставок, в том числе ипотечных. Так, в результате политики Центробанка и одновременного запуска программы льготной ипотеки с начала 2020 года средний процент по жилищным кредитам в России опустился с 9 до 7,3% годовых.

Резкое снижение ставок привело к ажиотажному спросу на покупку жилья. Согласно прогнозу «ДОМ.РФ», по итогам 2020 года в России может быть оформлено свыше 1,6 млн ипотечных займов на 3,8—4 трлн рублей. Значение станет максимальным за всё время наблюдений.

Помимо удешевления кредитов, действия ЦБ привели к снижению доходности банковских вкладов. Так, с начала года максимальная ставка по депозитам в десяти крупнейших банках опустилась с 6 до 4,48% годовых. На этом фоне россияне стали чаще покупать ценные бумаги для сбережения денег. По данным Московской биржи, с января по ноябрь 2020 года брокерские счета открыли 4,2 млн человек — больше, чем суммарно за все предыдущие годы.

«Граждане повели себя достаточно рационально и стали перемещать свои средства на финансовый рынок. Общее число частных инвесторов на Московской бирже превысило 8 млн. Это можно охарактеризовать как некую новую финансовую реальность 2020 года, которая сложилась под влиянием политики ЦБ», — отметил Никита Масленников.

Денежные колебания

Массовые локдауны и весенний обвал нефтяных цен привели к заметным колебаниям на российском валютном рынке в 2020 году. Так, с января по декабрь курсы доллара и евро на Московской бирже выросли с 62 и 69 рублей до 74 и 90 рублей соответственно. Более того, в течение года показатели временно поднимались выше 81 и 94 рублей — впервые с 2016 года.

«Жёсткие карантинные меры привели к фактически полной остановке воздушного и наземного сообщения между государствами. Передвижение рабочей силы также было затруднено, а многие заводы по всему миру встали. Неудивительно, что инвесторы запаниковали и начали выводить деньги из так называемых рисковых активов, к которым относится и рубль», — объяснил в разговоре с RT исполнительный директор департамента рынка капиталов ИК «Универ Капитал» Артём Тузов.

Отчасти сдержать ослабление нацвалюты позволили действия Банка России. Для стабилизации курса рубля с 10 марта Центробанк начал упреждающую продажу иностранной валюты на внутреннем рынке. Таким образом регулятор искусственно повышает спрос на рубли. Всего в рамках инициативы Банк России продал на внутреннем рынке валюты на общую сумму свыше 1,6 трлн рублей.

Примечательно, что снижение курса рубля не привело к существенному скачку потребительских цен в стране. Так, на протяжении большей части года уровень инфляции в России оставался ниже целевой отметки Банка России в 4%.

Заметное удорожание ряда товаров произошло только ближе к концу года и во многом было связано с общим ростом мировых цен на эту продукцию. Об этом RT рассказал управляющий партнёр агентства Agro & Food Communications Илья Березнюк.

«Последние годы наша страна активно наращивает политику экспорта агропромышленного комплекса, а экспорт зависит от мировых цен. Соответственно, и аграриям выгодней продавать продукцию по общемировой стоимости», — пояснил Березнюк.

Согласно данным Росстата, в ноябре инфляция превысила целевую отметку ЦБ и достигла 4,4%. На этом фоне 9 декабря президент России Владимир Путин раскритиковал правительство за рост цен на продукты и потребовал в течение недели принять меры для решения проблемы. По его словам, сильнее всего подорожали такие товары, как сахар, растительное масло, мука и хлебобулочные изделия.

В связи с этим к 16 декабря правительство подготовило ряд мер для борьбы с ростом цен на социально значимые продукты. Помимо этого, был разработан законопроект, позволяющий правительству при определённых условиях вводить ценовое регулирование.

Факторы восстановления

В сентябре правительство России одобрило общенациональный план восстановления экономики. По словам премьер-министра страны Михаила Мишустина, проект содержит около 500 мероприятий, а стоимость его выполнения за два года составит порядка 5 трлн рублей.

Как ранее отмечал первый вице-премьер Андрей Белоусов, до конца 2021 года власти планируют перейти к устойчивому росту реальных доходов населения и экономики в целом, восстановить наиболее пострадавшие от пандемии отрасли, а также выйти на уровень безработицы ниже 5%. С 2022 по 2024 год ключевой задачей властей станет выполнение пяти национальных целей развития и достижение соответствующих 25 целевых показателей.

«Основные характеристики этого этапа — рост ВВП выше 3% в год, реальных располагаемых доходов населения — около 2,5%, инвестиций в основной капитал — более 5% ежегодно, ненефтегазового экспорта — на 3—4%», — пояснил Белоусов.

Как полагают опрошенные RT эксперты, в рамках исполнения плана власти направят основную часть средств на поддержку населения. При этом, согласно оценке Никиты Масленникова, полностью оправиться от последствий кризиса экономика сможет к началу 2022 года.

Читайте также  Как открыть визу в Китай из России?

«Восстановление произойдёт за счёт ускорения темпов экономического роста, решения структурных проблем и запуска нового инвестиционного цикла. Также стоит отметить, что положительную роль для экономики сыграло обновление состава правительства. Новый кабмин включил совершенно другую скорость принятия решений. Это помогло умерить глубину спада, поскольку решения принимались быстро и достаточно технологично», — подчеркнул Масленников.

По словам Георгия Остапковича, пандемия коронавируса ускорила процесс цифровизации экономики. В условиях карантинных ограничений в стране заметно выросла доля онлайн-торговли и безналичных платежей. Помимо этого, заметный толчок получило развитие здравоохранения.

«Не только у нас, но и во всём мире поняли, что нужно перестраивать общественное здравоохранение. В ближайшие годы эта отрасль окажется одним из приоритетных направлений развития, а для России сфера способна стать второй нефтью», — заключил Остапкович.

Свет в конце: что ждет Россию в 2020-2023 гг.?

Эксперты пытаются нащупать дно российской экономики

  • Состояние экономики сейчас
  • Прогноз на 2020-2023 гг. для России
  • Доллар по 100 руб. и долгий период «дешевой нефти» вряд ли возможен
  • Схожие валютные показатели уже были в 2019 году
  • К концу 2020 года можно ожидать сильного роста мировых экономик
  • Для роста российской экономики нужно нарастить медицинские кадры
  • Банковский сектор не так устойчив к долгам

Центр макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП) представил свое видение развития ситуации в российской экономике в 2020-2023 гг. Аналитики рассказали о ВПП, инвестиционных рынках, курсах валют, товарообороте, инфляции и безработице.

Состояние экономики сейчас

ЦМАКП считает, что новый «коронавирусный кризис» является системным, спровоцированным сразу несколькими факторами. Во-первых, большинство развивающихся и развитых стран оказались в ситуации перекредитования. Это привело к тому, что в экономике появились «пузыри», в особенности на рынках финансовых активов высокотехнологичных компаний. К кризисному состоянию привели и дефолты по государственным долгам отдельных стран (например, Аргентины и Ливии). Перекредитование приводит и к дефолтам корпоративных долгов, когда заемщики-компании не могут расплатиться с кредиторами. А потому пандемия коронавируса лишь ускорила неизбежный процесс экономического «перегрева», на который, к слову, уже неоднократно указывал Всемирный банк.

Во-вторых, кризисное состояние оказалось спровоцировано перенасыщением рынка нефти. Если раньше предложение поставщиков «черного золота» сдерживалось сокращением добычи со стороны Саудовской Аравии, а также уходом с рынка Венесуэлы, то сейчас этих сдерживающих факторов после распада сделки ОПЕК+ фактически нет.

В-третьих, затяжная конкуренция между Китаем и США не могла не отразиться на состоянии мировой экономики. Однако у России были и свои причины для рецессии. Много средств и сил было потрачено на подготовку к реализации национальных проектов, предусматривающих развитие ненефтяных секторов экономики. Повышение налога на добавленную стоимость (НДС) и международные санкции заставили нашу страну адаптироваться к новым ограниченным условиям существования, что сказалось на ее экономической активности.

В-четвертых, COVID-19 спровоцировал серьезное падение целого ряда отраслей. Сильнее всего пострадала автопромышленность, спад которой в 2020 году может достигнуть 37,5 %. Большие потери зафиксированы и у рынка услуг (спад на 23,2 %), сфер общественного питания и гостиничной деятельности (спад на 22,9 %), строительства (спад на 22,5 %), производства электрооборудования, компьютеров, электронных и оптических изделий (спад на 18,4 %).

Развитие ситуации сложно прогнозировать, поскольку непонятно, стоит ли ожидать «второй волны» распространения коронавируса, что повлечет новые ограничения в экономической деятельности. Вопросы вызывают и цены на углеводородном рынке: будет ли каждая страна сама за себя, или все вновь попытаются договориться и ограничить добычу. И, конечно, стоит ли ожидать перехода циклического кризиса в этап структурного, когда целые страны остановят свою экономику либо из-за пандемии, либо из-за нехватки ресурсов.

Прогноз на 2020-2023 гг. для России

ЦМАКП считает, что падение ВВП будет более существенным, чем предсказывается в оптимистичных сценариях (- 11 %). Поддержать показатели ВВП можно будет за счет постепенного ухода импорта с рынков. Тогда инвестиционная, экспортная и потребительская сферы смогут продолжить устойчивое развитие. Однако не стоит ожидать существенного прироста ВВП даже при благоприятном стечении обстоятельств. В 2023 году вряд ли можно будет увидеть прироста ВВП более, чем на 1,9-2,3 %.

Сильный удар получит инвестиционный рынок: прогнозируется спад капиталовложений на 25 %. Даже если предположить, что в период 2021-2023 гг. инвестиционный рынок вновь покажет рост, он не «перекроет» свыше 66 % кризиса. Все это скажется на конкурентоспособности российской продукции. С учетом этого можно ожидать развитие следующего сценария: стагнация – кризис торгового баланса – девальвация – инфляция – стагнация.

Аналитики ожидают снижения реально получаемой заработной платы в 2020-2021 гг. Наибольший спад произойдет в 2020 году, когда доходы россиян сократятся в среднем на 9-9,3 %. В 2021 году спад продолжится, хотя и менее интенсивно (- 1,7-2 %). 2022 год будет годом восстановления, и рост зарплат можно будет ожидать только к 2023 году (+ 2-2,5 %).

Товарооборот будет снижаться не так сильно, несмотря на снижение реально располагаемых доходов россиян. ЦМАКП объясняет это «эффектом Энгеля»: граждане не захотят отказываться от потребления товаров первой необходимости и будут тратить на них сбережения, но откажутся от потребления необязательных услуг. Потому падение товарооборота в 2020 году будет варьироваться в пределах 7-7,3 %, а в 2021 году – 1,5-2 %. Поскольку финансовые организации будут слабо кредитовать население, с 2022 года можно ожидать «уравнивания» между показателями товарооборота и располагаемыми доходами россиян.

Отдельный вопрос касается ослабления рубля. ЦМАКП считает, что во II полугодии 2020 года следует ожидать отток капиталов с развивающихся рынков, повышение спроса на иностранную валюту у граждан. Поскольку низкие цены на нефть, скорее всего, останутся, то в 2020-2022 гг. стоимость одного доллара будет варьироваться в пределах 95-103 руб. В 2022-2023 гг. рубль сумеет укрепиться, и цена доллара составит 87-90 руб.

Уровень инфляции в 2020 году составит 5,5-6 % или немногим выше. В последующие года ее показатели вряд ли превысят 4-4,5 %.

Доллар по 100 руб. и долгий период «дешевой нефти» вряд ли возможен

Начальник отдела экспертов по фондовому рынку «БКС Брокер» напомнил, что локальные провалы к 20-25 долл. за баррель нефти марки Brent не привели к росту курса даже выше 90 руб.

Схожие валютные показатели уже были в 2019 году

Михаил Королюк, начальник отдела доверительного управления инвестиционно-финансовой компании «Солид», рассказал ДОЛГ.РФ, что пока рубль держался «на плаву» за счет ослабевшего импорта. Например, в Россию перестали поступать цветы из Нидерландов, поскольку многие магазины закрыты. Также приостановлен выездной туризм. Однако уже летом 2020 года можно ожидать ослабления рубля.

Аналитик согласен с прогнозом Министерства экономического развития РФ, ожидая незначительного ослабления курса рубля по отношению к доллару до 75-76, а к евро – до 82-83. Положение курсов валют в настоящий момент находится в «докризисном периоде» 2019 года (такие показатели наблюдались в течение 2 месяцев прошлого года). Михаил Королюк придерживается нейтральной позиции и считает, что, хотя наступление кризиса провоцирует всевозможные трудности на рынках, многие аналитики излишне пессимистичны.

К концу 2020 года можно ожидать сильного роста мировых экономик

Ведущий аналитик QBF прогнозирует рост мировых экономик к концу 2020 года на фоне масштабного монетарного и фискального стимулирования. Курс доллара к рублю к концу года ожидается в районе 70-72, но даже об этом можно говорить с большими сомнениями.

Для роста российской экономики нужно нарастить медицинские кадры

Екатерина Донцова, операционный директор кэшбэк-сервиса Backit и партнерской сети ePN Affiliate выразила предположение, что на фоне пандемии коронавируса дать серьезный экономический рост может сфера медицины. Вопрос в том, есть ли на чем расти? Какой порог входа в медицину, чтобы можно было бы достаточно быстро нарастить кадры, как это происходит в IT-сфере?

По мнению эксперта, с выходом из карантина оживут и другие сферы экономики. Цены на нефть все равно пойдут вверх, увеличится спрос на перевозки.

В вопросах экономического развития, по словам Екатерины Донцовой, нужно думать не только о компаниях, но и о людях. От сохранения покупательского спроса зависит потребительский рынок и огромные секторы – от сельского хозяйства до легкой промышленности. И то, что впервые за долгие годы Правительство РФ говорит о реальной поддержке населения (пусть небольших, но уже поступающих выплатах) – это позитивный сигнал.

Банковский сектор не так устойчив к долгам

Аналитики банка «Фридом Финанс» считают, что для устойчивого и значимого ускорения экономического роста России придется решить несколько существенных проблем. Первая из них в том, что накопленная задолженность в секторе кредитования нефинансовых предприятий, смежным с ипотекой, выросла в 2019 году до 8 %. Это максимум за 15 лет. Объем этого сектора – около 33 трлн руб., в 2 раза больше объема рынка кредитования физических лиц.

Читайте также  Какие страны являются соседями России на одном материке?

Вторая проблема – низкий с точки зрения долгосрочного периода уровень достаточности капитала в банковском секторе. Достаточность капитала российской банковской системы составляла в августе 12,3 %. Это приблизительно та же величина, что и перед кризисом 2008 года. И это меньше, чем перед кризисом 2014 — 2015 года (на январь 2014 года этот показатель составлял 13,5 %).

Третья проблема – низкая монетизация экономики. Ставки банков по кредитам в последние годы меняются крайне мало, несмотря на снижение ставки ЦБ РФ. Банки оценивают риски по уровню «справедливой» инфляции в 11-12 %, определенной как скорость обращения денежной массы.

Исходя из долгосрочной практики антикризисных мер, учитывая средний прогноз снижения ВВП РФ в 2020 году в 5 %, суммарный антикризисный пакет должен быть не менее 5 % ВВП. Кроме того, исходя из ситуации в банковской сфере, в антикризисный пакет должны быть включены меры по докапитализации банков и помощи заемщикам. Их объем – исходя из опыта кредитного шока 2008 года — должен составлять на начальном этапе еще порядка 3-5 % ВВП.

В рамках базового сценария (после решения проблем, связанных с ограничением спроса в рамках анонсированной борьбы с коронавирусом) экономика РФ останется в тех же условиях значительной дивергенции потенциального спроса на основе внешних факторов и сложной внутренней макроэкономической ситуации, тормозящей рост.

Новые девяностые: Россию ждет тяжелейший кризис

Мировая экономика входит в драматический период вирусного кризиса, худшего за почти 100 лет. С этим согласны экономисты со всех континентов. Международный валютный фонд в своем обновленном прогнозе указывает, что по итогам 2020 года глобальный ВВП потеряет 3%, а мировая торговля сократится на 11%.

Россия столкнётся с многоуровневым кризисом, включающим проблемы со здравоохранением, отток капитала, обвал внешнего спроса и цен на наши сырьевые товары. На рынке энергоносителей происходит коллапс: с начала года мировой спрос на нефть уменьшился на треть, и нефтяные цены упали в два раза.
По этим уже очевидным причинам российская экономика рухнет на 5-7%, устремляясь за ценами на нефть. Такой прогноз можно считать весьма оптимистичным, но в реальности дела обстоят намного хуже. Проблемы страны усугубляются двумя путинскими ударами по экономике и населению.

Первый удар это мартовский отказ Владимира Путина снижать объемы добычи нефти и вступление в нефтяную войну с Саудовской Аравией. После скоротечной, но разрушительной ценовой войны Путин капитулировал, и это отбросит нашу страну в прошлое на десятилетия. Сокращение добычи нефти, на которое согласилась Россия в рамках новой сделки ОПЕК+, станет серьезнейшим фактором углубления экономического кризиса в России.

Соглашение предусматривает, что уже в мае-июне добыча нефти в России должна упасть с 11,2 до 8,5 млн баррелей в сутки, это минимум за последние 20 лет.

Остановка старых истощенных нефтяных скважин Сибири грозит их полной потерей из-за технологической невозможности возобновления эксплуатации. Если взятые Путиным обязательства будут выполнены, то добыча нефти в стране в ближайшие два года сократится на 12-15%. Это неизбежно приведет к сокращению нефтепереработки и потере огромного количества рабочих мест, не только в нефтянке, но и в металлургии, трубной промышленности и машиностроении. Реализация этого соглашения приведет к дополнительному сжатию российской экономики на 1,5% ВВП. С учетом вторичных эффектов эти цифры можно смело увеличивать.

Прошла неделя после заключения сделки ОПЕК+, а цена на нефть Brent по-прежнему меньше 30 долл за баррель. Цена же на российскую нефть марки Urals не может подняться выше 20 долл за баррель. Ситуацию усугубляет то, что даже по бросовым ценам продать нефть за рубеж практически невозможно: все резервуары в Европе заполнены. Продать нефть в Азию также сложно: Саудовская Аравия удвоила скидки на поставки в мае. Хранить нефть уже негде, все танкеры заполнены. Российские нефтяники рассматривают возможности хранения нефти в железнодорожных цистернах.

В результате со следующего месяца доходы бюджета от экспорта нефти практически обнулятся, и прогнозы по нашей экономике становятся всё мрачнее. Страна потеряет более 10% экспортных валютных доходов. Понимая, что Путин не позволит Центробанку поддерживать стабильность национальной валюты, надо ожидать дальнейшей девальвации рубля до уровня 90-100 рублей за доллар США. Импортные товары для большинства населения станут не доступными, и в связи с этим половина из них попросту исчезнет.

Второй мощный удар по нашей экономике наносит отказ Путина и его правительства помогать населению и бизнесу в преодолении проблем, возникших при борьбе с коронавирусом. Вынуждено принятые ограничительные меры неизбежно привели к прекращению многих видов экономической деятельности, особенно в сфере транспорта, туризма, общепита, торговли, логистики и других услуг. Малый и средний бизнес не может продержаться за собственный счет. Предприятия вынуждены увольнять сотрудников или даже закрываться. Миллионы людей теряют работу, стремительно падают доходы и сокращается потребление.

Вместо адекватной помощи бизнесу и людям в объеме 7-8% ВВП через снижение налогов и предоставление субсидий Путин ограничивается некими отсрочками платежей и минимальными выплатами пособий. Да, сделан правильный шаг по предоставлению предприятиям финансовой поддержки на выплату заработной платы, но размер её должен быть как минимум в три раза большим.

Такой непродуманный подход к спасению экономики обернется дополнительным её сжатием. В совокупности всех этих факторов Россия в этом году может потерять более 10% своего ВВП.

Рухнувшие нефтегазовые доходы, массовая остановка предприятий и отсутствие эффективной государственной поддержки ведут страну в глубокий кризис, сравнимый по последствиям с началом девяностых.
Сегодня от государства требуется не имитация поддержки отдельных предприятий, а решительные действия по спасению экономики страны.

Что будет с экономикой России по мнению экспертов в 2020 году

Экономика России в 2020 году испытала сильнейшее потрясение: пандемия, стремительное обесценивание нефтяных ресурсов в сочетании с глобальным кризисом вызвало «шторм». Но, по мнению экспертов, прозвучавшему 2 часа назад, крах экономической модели начался намного раньше и что будет в ближайшем будущем, уже сейчас становится понятно.

Еще летом прошлого года знаменитый инвестор и один из богатейших людей мира Уоррен Баффет избавился от половины пакета своих акций. Это уже было первым тревожным сигналом к наступлению супер-кризиса в 2020 году. О грозящих переменах также год назад предупредили инвесторы крупного американского финансового холдинга JP Morgan Chase.

С точки зрения ведущих экономистов мира, в 2020 году стоит ожидать массовых беспорядков и перебоев с поставками продуктов питания, что будет вызвано сильнейшим крахом экономики России.

Что же будет с экономикой России

Специалисты ЦМАКП попробовали спрогнозировать дальнейший сценарий развития событий в сфере экономики государства в 2020 году.

Было представлено два варианта: конструктивный и кризисный.

Оба предполагают наступление не самых благоприятных времен. Но эксперты считают, что при определенных усилиях со стороны властей (помощь бизнесу и населению) в будущем удастся добиться быстрого роста экономики.

Для России кризис может обернуться более серьезными последствиями, чем для мира в целом. Обусловлено это сложившейся взрывоопасной комбинацией: остановка целого ряда предприятий и бизнеса в крупных российских городах на фоне резкого падения нефтяных котировок и карантина.

В этой ситуации эксперты ожидают ухудшения экономической модели, которая сильно привязана к нефтяному фактору и уже не способна к активному росту.

Избежать рецессии, и соответственно ее социальных последствий, в том числе безработицы и снижения уровня жизни населения, скорее всего, уже не получится. Если в большинстве стран — участников рынка снижение нефтяных котировок приводит к стимуляции экономических процессов, то в РФ складывается совершенно другая ситуация.

Падение цен на нефть вызовет снижение внутреннего спроса, из-за чего основная часть предприятий, закрывшихся на карантин, впоследствии просто не смогут работать на полную мощность. И чем дольше Россия в 2020 году будет оставаться в таком режиме, тем жестче окажутся последствия для ее экономики — полагают специалисты ЦМАКП.

[su_box title=»Важно!» style=»soft» box_color=»#fef579″ title_color=»#211016″]Между тем, даже при развитии худшего сценария экономисты полагают, что стоимость черного золота будет держаться в диапазоне $37-40 за бочку.[/su_box]

Напомним, что в начале апреля цена нефти находилась на уровне 1999 года и составляла $13. А на сегодня −6,48!

Экономику России в любом случае в 2020 году ожидает двухлетняя рецессия, но вот масштабы падения экономической модели, а также социальных последствий этого, снизить все-таки можно. Об этом 2 часа назад заявили эксперты. По их мнению, перед государством в 2020 году должно стоять четыре основных задачи:

  • Не допустить роста безработицы, и как следствие массового закрытия предприятий. С этой целью предлагается поддержать компании среднего и малого бизнеса, которые в большинстве своем не имеют «подушки безопасности».
  • Оказать помощь населению, в особенности социально незащищенным и малообеспеченным гражданам.
  • Принять меры по сдерживанию инфляции и поддержке национальной валюты.
  • Разработать программы развития, и поддержать активность инвесторов.