Какой республикой является Россия?

§ 3. Россия — президентская республика

Президентская или полупрезидентская республика? Тот факт, что РФ, как и ряду других президентских республик, присущи отдель­ные черты парламентаризма, по-разному оценивается в нашей литера­туре.* Некоторые авторы приходят в связи с этим к общему выводу, что нынешняя российская форма правления — «полупрезидентская рес­публика французского типа, естественно, с определенными особеннос­тями».** Аналогия с Францией, конечно, во многом оправдана, но в общем и целом данная позиция не учитывает прежде всего то, что в РФ президентская власть значительно сильнее, а парламентская значи­тельно слабее, чем во Франции. Исходя из того, что само по себе нали­чие некоторых элементов парламентаризма в президентской республи­ке не превращает ее в смешанную, полупрезидентскую (о чем уже го­ворилось в предшествующем параграфе данной главы), по нашему мне­нию, правильнее характеризовать РФ как президентскую республику с весьма ограниченными парламентаристскими началами. Если же встать на иную позицию и считать, что само наличие парламента даже с весьма слабыми полномочиями делает республику полупрезидентской, то тогда почти все президентские республики придется рассмат­ривать как полупрезидентские.

* Даже в одном и том же авторитетном издании «Конституция Российской Феде­рации. Научно-практический комментарий» (М., 1997. С. 469 и 486) – наша страна одно­временно характеризуется как полупрезидентская, так и президентская республика.

** Баглаи М.В. Указ. соч. С. 123.

*** Баглай М.В. Указ. соч. С. 567.

Весьма противоречивая позиция выражена по данному вопросу в учебнике Е.И. Козловой и О.Е. Кутафина. Сперва РФ справедливо от­носится авторами к числу стран, сочетающих черты парламентарной и президентской республик; затем не менее справедливо признается, что «с момента своего становления в качестве конституционного государ­ства Российская Федерация постоянно двигалась в строну усиления в ней черт президентской республики» и что она стала «в конечном счете по своему характеру президентской республикой», хотя и сохраняю­щей «некоторые внешние признаки парламентского государства»; а в итоге утверждается, что РФ в настоящее время имеет «президентско-парламентскую», «полупрезидентскую» республиканскую форму правления.* При этом ссылки делаются на то, что, с одной стороны, Президент избирается всеобщим голосованием, располагает собствен­ными прерогативами, позволяющими ему действовать независимо от Правительства, а с другой — наряду с Президентом действует Прави­тельство во главе с Председателем, в определенной мере ответственное перед парламентом.

* Козлова Е.И., Кутафин О.Е. Указ. соч. С. 128.

Слабость такой позиции заключается не только в ее явной проти­воречивости (поскольку одновременно признается то, что РФ превра­тилась в президентскую республику, и то, что она является полупрези­дентской), но и в том, что в ней игнорируется реальное и достаточно очевидное превосходство власти Президента над властью правительст­ва и парламента. Акцентируя внимание на сочетании в РФ черт как той, так и другой разновидности республиканской формы правления, ука­занные авторы не учитывают, на наш взгляд, что в рамках такого соче­тания ни о каком даже примерном, относительном балансе ветвей влас­ти — власти президента и власти парламента — речи быть не может, ибо на одной чаше весов находится, по выражению самих авторов, «сильная президентская власть», а на другой — «некоторые внешние признаки парламентского государства».

* Михалева Н.А. Указ. соч. С. 255.

Нельзя признать последовательной и убедительной в данном во­просе и позицию В.Е. Чиркина, характеризующего в целом РФ как полупрезидентскую республику. Он правильно указывает, что избран­ная у нас форма правления «не была копией французской полупрезидентской республики»; что «фактически складывающиеся отношения между высшими органами государства имеют нередко более важные значения, чем правовые нормы, определяющие форму правления юри­дически»; что «ответственность Правительства перед Государственной Думой крайне ограничена и затруднена»; что в форме правления РФ есть не только некоторые черты парламентарной республики, но и «су­щественные черты президенциализма, в том числе с точки зрения со­держания правовых норм, а не только фактически»; что «очень сложно Думе добиться и увольнения Правительства в целом», не говоря уже об увольнении отдельных министров, на то, что право Президента «безус­ловно»; что в РФ «на практике элементы парламентаризма сведены к минимуму»; что «на практике именно Президент возглавляет всю сис­тему исполнительной власти» и т.д.*

* Чиркин В.Е. Конституционное право. Россия и зарубежный опыт. С. 285-292.

И после всего этого автор делает общий вывод, что «Россия — полу­президентская, полупарламентская республика с доминирующим по­ложением Президента в структуре власти», что «Россия — это такая полупрезидентская республика, в которой доминируют элементы пре­зиденциализма».* Но если речь идет о резком преобладании, домини­ровании президентских начал над сравнительно частными и мало что определяющими в характере государственной власти элементами пар­ламентаризма, то правомерно ли при этом говорить о полупрезидент­ской, полупарламентской республике? Разве можно принять такое оп­ределение формы правления РФ, если ни о каком даже примерно рав­ном, сопоставимом соотношении власти Президента и власти парла­мента говорить не приходится.

Еще раз подчеркиваем, что, как показывает мировой опыт консти­туционализма, само по себе сочетание тех или иных черт, элементов, сторон двух основных форм государственного правления до определен­ной меры не изменяет ее качественную определенность как целого. И точно так же, как выборность Президента не парламентом, а непо­средственно народом не превращает сама по себе парламентарную рес­публику в полупарламентскую, так и президентская республика в Рос­сии не становится полупрезидентской только потому, что Государст­венная Дума обладает крайне ограниченными полномочиями по кон­тролю за деятельностью Правительства. Это особенно рельефно выяв­ляется при сопоставлении полномочий Президента и парламента в РФ по отношению к Правительству.

Власть Президента и власть парламента в РФ, их соотношение. Конституционно-правовой статус как Президента, так и парламента и Правительства в РФ будет подробно охарактеризован в соответствую­щих параграфах ряда последующих глав (гл. 10—12). Поэтому здесь в сравнительном плане рассматриваются лишь главные полномочия этих высших государственных органов под углом зрения их влияния на форму государственного правления.

Президент РФ избирается не парламентом, а путем всенародного голосования, что, как уже указывалось, типично для президентских республик. По Конституции РФ (ст. 80) он: глава государства; гарант Конституции, прав и свобод человека и гражданина; стоит на страже суверенитета РФ, ее независимости и государственной целостности; обеспечивает согласованное функционирование и взаимодействие ор­ганов государственной власти; определяет основные направления внутренней и внешней политики государства; представляет РФ внутри страны и в международных отношениях. Уже эти самые общие поло­жения наглядно свидетельствуют об огромной, определяющей роли Президента РФ в системе органов государственной власти страны.

Президенту РФ принадлежит решающая роль в формировании и деятельности непартийного правительства, что особенно важно для определения президентской формы республики. Президент РФ само­стоятельно, без участия парламента по представлению Председателя Правительства РФ назначает на должность и освобождает от должнос­ти заместителей Председателя Правительства РФ и федеральных ми­нистров, хотя даже в такой президентской республике, как США, для этого требуется согласие Сената. Председатель Правительства также назначается не парламентом, а Президентом, который только и может выдвигать кандидатуры на этот пост. Правда, парламент здесь обладает правом дать или не дать согласие на такое назначение. Но и это весьма ограниченное право серьезно оговорено Конституцией тем, что Госу­дарственная Дума имеет возможность под угрозой своего роспуска лишь трижды отклонять предлагаемые Президентом кандидатуры (или кандидатуру), после чего Президент получает право на роспуск парламента и самостоятельно назначает Председателя Правительства. Важно и то, что при обсуждении кандидатуры на этот пост парламент рассматривает прежде всего именно личность, а не программу работы Правительства, поскольку последняя в своей основе определяется Президентом РФ, который по Конституции определяет основные направ­ления внутренней и внешней политики государства.

Правительство в решающей мере зависит от Президента, контроли­руется им и несет политическую ответственность перед ним. Он в любой момент, без каких-либо ограничений и сдержек, по собственно­му усмотрению может отправить в отставку Правительство, даже не уведомив об этом премьер-министра (как это было, например, с отстав­кой B.C. Черномырдина в марте 1998 г.). Избрание нового состава Го­сударственной Думы не вызывает необходимость замены Правитель­ства и его главы, в то время как избрание нового Президента непремен­но связано с этим. Формально, по Конституции РФ 1993 г., Президент РФ не является главой исполнительной власти, но это не означает, что его реальная роль в руководстве Правительством принципиально из­менилась.

Конечно, нельзя сказать, что Правительство РФ ни в какой мере не зависит от Федерального Собрания. Выше уже говорилось о необходи­мости получения согласия Государственной Думы на назначение Председателя Правительства. Согласно ч. 1 ст. 103 и ч. 3 ст. 117 Кон­ституции РФ, Государственная Дума может выразить недоверие Правительству большинством голосов от общего числа депутатов. Но Пре­зидент РФ, вопреки нормам парламентарной республики, может и не согласиться с таким решением Государственной Думы, а если послед­няя в течение трех месяцев повторно выразит недоверие Правительст­ву, то Президент либо объявляет об отставке Правительства, либо рас­пускает Государственную Думу. То же происходит тогда, когда Пред­седатель Правительства сам поставит вопрос о доверии Правительству.

Читайте также  Можно ли получить загранпаспорт в посольстве России?

Парламент РФ способен влиять на деятельность Правительства в связи с его правом обсуждать и утверждать бюджет и другие финансовые законопроекты, но это свойственно не только парламентским, но и президентским республикам. В то же время Президент РФ играет ре­шающую роль при назначении Председателя Центрального банка РФ, ибо он единолично определяет и представляет Государственной Думе кандидатуру на эту должность и ставит вопрос об освобождении от этой должности. При этом если Государственная Дума не утверждает его кандидатуру, то Президент имеет возможность назначить ее исполня­ющим обязанности Председателя Центрального банка РФ.

По отношению к Президенту РФ парламент обладает правом отре­шения его от должности, но, во-первых, таким правом представитель­ный орган власти обладает и в президентских республиках (например, в США); а во-вторых, это право в РФ достаточно узко, ибо может быть использовано лишь на основании выдвинутого обвинения в государственной измене или совершении иного тяжкого преступления при усло­вии соблюдения очень сложной и длительной процедуры, что делает его реально сверхтрудно применимым. В то же время Президент РФ обладает значительно более широким правом роспуска Государствен­ной Думы, о чем уже говорилось выше. Президент назначает выборы в Государственную Думу, а выборы Президента назначаются Советом Федерации, который формируется без участия Президента и Государ­ственной Думы.

Все сказанное и многое другое достаточно убедительно свидетель­ствует, что в нынешней России имеет место резкое преобладание пре­зидентской власти над властью парламентской. В то же время власть парламента серьезно ограничена, элементы парламентаризма сведены к минимуму и несопоставимы с элементами президенциализма. К ска­занному следует добавить, что даже в области правотворчества, где парламенту, прежде всего нижней палате — Государственной Думе, традиционно принадлежит важнейшая роль, Президент РФ также об­ладает серьезными полномочиями. Он имеет: право самостоятельно издавать указы, обязательные для исполнения на всей территории страны; право законодательной инициативы; право отлагательного вето в отношении принятых парламентом законов; право приостанав­ливать в ряде случаев действие актов органов исполнительной власти субъектов РФ и др. Он вносит законопроекты в Государственную Думу, подписывает и обнародует принятые Федеральным Собранием законы, без чего они не могут стать законами и вступить в действие. Только Президент назначает референдум.

За последнее время в нашей стране ведется немало разговоров и вносятся предложения о пересмотре Конституции РФ в направлении прежде всего серьезного перераспределения полномочий высших госу­дарственных органов в пользу парламента и Правительства за счет полномочий Президента. Не только в обществе, но и в профессиональ­ных кругах достаточно широко укрепилось мнение, что на Конститу­цию РФ 1993 г. слишком серьезный отпечаток наложила конъюнктур­ная ситуация того периода социально-политического развития страны, определившая серьезный перекос в распределении полномочий в поль­зу Президента РФ. Уже само по себе это не позволяет, на наш взгляд, говорить о полупрезидентской республике в современной России. Дру­гое дело, что в случае реального изменения в будущем соотношения полномочий указанных органов на путях расширения полномочий пар­ламента, в том числе и в отношении формирования и деятельности Правительства, и утверждения большей самостоятельности Прави­тельства по отношению к Президенту, наша страна по форме правления может превратиться в полупрезидентскую республику. Сегодня же она — своеобразная президентская, а не полупрезидентская респуб­лика.

Республика (Россия)

Политика — Портал:Политика
Россия

Российская Федерация состоит из 83 субъектов, 21 из которых являются республиками. [1] В общей сложности республики занимают 28,6 % территории России, в них проживает 16,9 % населения страны.

Республики, в отличие от краев и областей, являются национально-государственными образованиями, то есть формой государственности того или иного народа (народов) в составе России. В отличие от прочих субъектов федерации, республики принимают собственные конституции и имеют право устанавливать свои государственные языки.

Большинство современных республик в советский период обладали статусом автономной советской социалистической республики, некоторые были автономными областями. В рамках РСФСР они считались субъектами федерации, будучи национально-государственными образованиями, в отличие от краев и областей — административно-территориальных единиц.

Содержание

История

Большинство современных республик в советский период обладали статусом автономной советской социалистической республики, некоторые были автономными областями. В рамках РСФСР они считались субъектами федерации, будучи национально-государственными образованиями, в отличие от краев и областей — административно-территориальных единиц.

Преобразование из АССР в республики происходило одновременно с «парадом суверенитетов» союзных республик. В принимаемых в ходе этого «парада суверенитетов» государственными органами власти республик документах республики провозглашались носителями суверенитета. При этом, однако, вопрос о полной государственной независимости и выходе из состава Российской Федерации, как правило, не ставился.

Конституция Российской Федерации не допускает какого-либо иного носителя суверенитета и источника власти, помимо многонационального народа России, и, следовательно, не предполагает какого-либо иного государственного суверенитета, помимо суверенитета Российской Федерации. Суверенитет Российской Федерации, в силу Конституции Российской Федерации, исключает существование двух уровней суверенных властей, находящихся в единой системе государственной власти, которые обладали бы верховенством и независимостью, то есть не допускает суверенитета ни республик, ни иных субъектов Российской Федерации.

Признание … за республиками суверенитета, при том что все другие субъекты Российской Федерации им не обладают, нарушило бы конституционное равноправие субъектов Российской Федерации …

Следовательно, использование в статье 5 (часть 2) Конституции Российской Федерации применительно к установленному ею федеративному устройству понятия «республика (государство)» не означает — в отличие от Федеративного договора от 31 марта 1992 года — признание государственного суверенитета этих субъектов Российской Федерации, а лишь отражает определенные особенности их конституционно-правового статуса, связанные с факторами исторического, национального и иного характера. [2]

Список

Национальный состав российских республик

народ титульный (%) русские (%) другие (%)
республика в 1979 г. в 1989 г. в 2002 г. в 2010 г. [3] в 1979 г. в 1989 г. в 2002 г. в 2010 г. в 1979 г. в 1989 г. в 2002 г. в 2010 г.
Адыгея 21,3 ▲ 22,1 ▲ 24,1 ▲ 25,2 70,8 ▼ 68,0 ▼ 64,4 ▼ 63,6
Алтай ▲ 29,1 ▲ 31,0 ▲ 33,4 ▲ 33,9 ▲ 63,3 ▼ 60,4 ▼ 57,4 ▼ 56,6 5,6 ▲ 5,9 [4] ▲ 6,2
Башкортостан 24,3 ▼ 21,9 ▲ 29,7 ▼ 29,5 40,3 ▼ 39,2 ▼ 36,3 ▼ 36,1 24,5 ▲ 28,4 ▼ 24,1 [5] ▲ 25,4
Бурятия ▲ 23,0 ▲ 24,0 ▲ 27,8 ▲ 30 ▼ 72,1 ▼ 69,9 ▼ 67,8 ▼ 66,1
Дагестан 86,0 11,0 ▼ 9,2 ▼ 4,6 ▼ 3,6
Ингушетия ▼ 11,7 ▲ 12,9 ▲ 77,2 ▲ 94,1 ▼ 31,7 ▼ 23,1 ▼ 1,1 ▼ 0,8
Кабардино-Балкария 45,6 ▲ 52,2 ▲ 55,3 ▲ 57,2 35,1 ▼ 31,9 ▼ 25,1 ▼ 22,5 9,0 ▲ 9,4 ▲ 11,6 ▲ 12,7
Калмыкия ▲ 41,4 ▲ 45,3 ▲ 53,3 ▲ 57,4 ▼ 42,7 ▼ 37,6 ▼ 33,5 ▼ 30,2
Карачаево-Черкесия 29,7 ▲ 31,2 ▲ 38,5 ▲ 41 45,0 ▼ 42,4 ▼ 33,6 ▼ 31,6 9,3 ▲ 9,7 ▲ 11,2 ▲ 11,9
Карелия ▼ 11,1 ▼ 10,0 ▼ 9,2 ▼ 7,4 ▲ 71,3 ▲ 73,6 ▲ 76,6 ▲ 82,2
Коми ▼ 25,3 ▼ 23,3 ▲ 25,1 ▼ 23,7 ▲ 56,7 ▲ 57,7 ▲ 59,5 ▲ 65,1
Марий Эл ▼ 43,6 ▼ 43,3 ▼ 42,8 ▲ 43,9 ▼ 47,6 ▼ 47,4 ▬ 47,4 ▬ 47,4
Мордовия ▼ 34,2 ▼ 32,5 ▼ 31,9 ▲ 40 ▲ 59,7 ▲ 60,8 ▬ 60,8 ▼ 53,4
Саха ▲ 36,9 ▼ 33,4 ▲ 45,5 ▲ 49,9 ▲ 50,5 ▼ 50,3 ▼ 41,1 ▼ 37,8
Северная Осетия ▲ 50,5 ▲ 52,9 ▲ 62,7 ▲ 65,1 ▼ 34,0 ▼ 29,9 ▼ 23,1 ▼ 20,8
Татарстан ▼ 47,7 ▲ 48,4 ▲ 52,9 ▲ 53,2 ▲ 44,0 ▼ 43,2 ▼ 39,4 ▲ 39,7
Тыва ▲ 60,4 ▲ 64,3 ▲ 77,0 ▲ 82 ▼ 36,2 ▼ 32,0 ▼ 20,1 ▼ 16,3
Удмуртская Республика ▼ 32,2 ▼ 30,9 ▼ 29,3 ▼ 28 ▲ 58,3 ▲ 58,9 ▲ 60,1 ▲ 62,2
Хакасия ▼ 11,4 ▼ 11,1 ▲ 11,9 ▲ 12,1 ▲ 79,5 ▼ 79,4 ▲ 80,2 ▲ 81,7
Чечня 52,9 ▲ 57,8 ▲ 93,4 ▲ 95,3 31,7 ▼ 23,1 ▼ 3,6 ▼ 1,9
Чувашия ▼ 68,4 ▼ 67,7 ▼ 67,6 ▲ 67,7 ▲ 26,0 ▼ 26,6 ▼ 26,5 ▲ 26,9

Примечание: В столбце «Другие» указаны народы, являющиеся вторыми по численности коренными народами в двусоставных республиках.

Республика президентская или все-таки смешанная… По следам отдельных высказываний Президента в послании Федеральному собранию

На 15.01.2019г. пришлось слишком много событий: сначала не привычное по времени послание Президента ФС, потом встреча Премьера и Президента и, наконец, в качестве апофеоза – как гром среди ясного неба – добровольная отставка Правительства в соответствии с ч. 1 ст.117 Конституции. Чуть позднее в тот же вечер стало известно о новом, весьма неожиданном, кандидате в Премьеры (теперь уже Премьере) Михаиле Мишустине, но на фоне случившегося ранее это событие можно было воспринять гораздо спокойнее, тем более в контексте операции «технический премьер».

Среди прочего в послании господин Президент заявил:

«При этом, уважаемые коллеги, хочу подчеркнуть следующее, при этом убеждён, что наша страна с её огромной территорией, сложным национально-территориальным устройством, многообразием культурно-исторических традиций не может нормально развиваться, я скажу больше, просто существовать стабильно в форме парламентской республики. Россия должна оставаться сильной президентской республикой. Поэтому за президентом, безусловно, должно сохраняться право определять задачи и приоритеты деятельности Правительства, как и право отстранять от должности Председателя Правительства, его замов и федеральных министров в случае ненадлежащего исполнения обязанностей или в связи с утратой доверия. Также за президентом должно оставаться прямое руководство Вооружёнными Силами и всей правоохранительной системой. Но и в этом случае считаю необходимым сделать ещё один шаг для обеспечения большего баланса между ветвями власти».

Президент в очередной раз заявил, что Россия – президентская республика, причем «сильная», такой она и должна оставаться. Этот тезис достаточно типичен для нашего информационного пространства, высказываний высокопоставленных (и не очень) лиц и обыденного правосознания: поскольку исторически в России глава государства (неважно – монарх или президент) – это «наше все», разумеется, при республиканской форме государственного устроения республика может быть только президентской.

К сожалению, эта мысль повторяется вновь и вновь; в очередной раз она прозвучала из уст первого лица государства, как бы легитимировав обоснованность заявлений о президентской форме нашей республики. Более того, из Послания следует, что эта идея была сделана одним из факторов конституционных преобразований («Россия – республика президентская, такой она и должна оставаться»).

Вместе с тем еще со студенческой скамьи из курса конституционного (государственного) права известно, чтО есть президентская республика, и по каким основаниям Российская Федерация ею не является. В общем, ни для одного юриста, вдумчиво прослушавшего даже не весь курс конституционного права, а всего лишь одну из его глав — «учение о форме правления» — не является тайной, что Россия в аспекте выработанных доктринальных признаков существующих форм правления есть все-таки смешанная республика, но никак не президентская.

Классический образец президентской республики – это ненавистные ныне в России США. Несмотря на предикат «президентская», он совсем не означает, что президент «может делать все, что пожелает» (в политическом залоге, в котором журналисты привычно рассуждают о нашей форме правления, наш президент, действительно, вряд ли имеет какие-либо ограничения в реализации своих конституционных полномочий, точнее, его возможности простираются намного дальше его полномочий), его полномочия регламентированы, причем достаточно жестко, без расширительных толкований. Президент США – глава исполнительной (!) власти, а не глава государства (ч. 1 ст. 80 нашей Конституции), лицо, ответственное за воплощение конституционных ценностей, проведение внутренней и внешней политики. Но он действует в жестких рамках, поставленных ему Конгрессом и Верховным судом (назначение должностных лиц, прежде всего «министров», — членов Администрации Президента, с согласия Конгресса; импичмент; отсутствие права законодательной инициативы, etc.). Как глава исполнительной власти Президент в Президентской республике есть вместе с тем и глава правительства; хотя, говоря строго, такого органа как правительство в тех же США нет; вместо него существует the Cabinet of the USA, что на русский язык удачнее всего перевести как Администрация США (даже не Президента), состоящая из государственного секретаря (наш МИД), руководителей федеральных департаментов (обороны, образования, etc.). То есть Администрация (Президента) США – совсем не то же что Правительство Российской Федерации.

Президент единолично контролирует Администрацию: он может по своему усмотрению смещать ее членов, Конгресс лишь выражает согласие на их назначение (но не назначает их). Как сказано в Конституции США (абз. 2 отдела 2 ст. II Конституции США), Президент

«имеет право, по совещании и с согласия сената, заклю­чать трактаты, если две трети сенаторов одобрят их; назна­чать послов, уполномоченных консулов, судей верховного суда и всех других должностных лиц Соединенных Штатов, о назначении которых не сделано постановлений, и должности ко­торых установлены законом; но конгресс может, по своему усмотрению, предоставить назначение таких низших должностных лиц одному президенту, или судам и начальникам отделов».

Надо сказать, что сходный порядок назначения существует (пока) у нас в отношении Премьера (п. «а» ст. 83, ч. 1 ст. 111 Конституции). Вместе с тем Владимир Путин предложил также пересмотреть и правила назначения Премьера: теперь Президент и ГД «поменяются местами» — Президент будет вправе назначить лишь того, кого ранее утвердила ГД (https://sozd.duma.gov.ru/bill/885214-7), но при таком «большем балансе» остается без изменений ч. 4 ст. 111 Конституции – именно она является ключевой в контроле главы Российского государства над парламентом.

Однако, возвращаясь к США, главное в контроле Президента над Администрацией все-таки заключается в том, что Конгресс не имеет полномочия выразить Администрации (такого самостоятельного органа нет вовсе) и его отдельным членам вотум недоверия, так же как и Администрация, ее члены не могут поставить перед Конгрессом вопрос о доверии к ней (ним). Доверие/недоверие к Администрации – прерогатива Президента США.

Совсем иное мы наблюдаем в России: у нас существует правительство как самостоятельный орган исполнительной государственной власти, оно возглавляется Премьером. И Премьер, и члены Правительства назначаются Президентом (но для назначения Премьера Президенту нужно получить согласие ГД – ч. 1 ст. 111 Конституции, после принятия конституционных поправок – утверждения ГД). Как следствие, Президент исключительно по своему усмотрению уполномочен отправить Правительство в отставку (ч. 2 ст. 117 Конституции). Как это ни парадоксально, вопреки словам Дмитрия Медведева о добровольном сложении Правительством своих полномочий 15.01.2020г., согласно тексту Президентского Указа, не Правительство «ушло в отставку», а Президент «объявил об отставке Правительства» — http://www.kremlin.ru/events/president/news/62595.

Несмотря на, можно сказать, полный контроль Президента над Правительством, ГД целиком не устранена от воздействия на него. Помимо согласия (в ближайшем будущем – утверждения) ГД, которое требуется Президенту для назначения Премьера, ГД уполномочена вотировать недоверие Правительству (ч. 3 ст. 117) и отказать Правительству в доверии (ч. 4 ст. 117), когда само Правительство поставит этот вопрос перед ГД.

Таким образом, в отличие от Президентской республики в Российской Федерации контроль над Правительством разделен между Президентом и ГД. Разумеется, речь идет о юридической стороне вопроса, о реальном (политическом) раскладе сил говорить не вполне уместно, поскольку в этом контексте любые рассуждения о влиянии ГД на Правительство становятся беспочвенными.

Смешанный контроль над Правительством – это и есть конститутивный признак смешанной республики, классическим образцом которой является Французская республика («Если Национальное собрание примет резолюцию порицания или если оно не утвердит программу Правительства или его заявление общеполитического характера, Премьер-министр должен вручить Президенту Республики заявление об отставке Правительства» — ст. 50 Конституции Франции; и Президент обязан принять эту отставку, невзирая на свое возможное несогласие).

Если перейти к парламентской республике, то вполне понятно, что разделенного контроля над правительством в ней нет, правительство формируется и контролируется парламентом и подотчетно только ему. Поэтому когда Президент в Послании утверждает, что Россия должна оставаться «сильной президентской республикой» и вместе с тем предлагает уполномочить ГД утверждать Премьера, то есть принимать решение, без которого сам Президент не сможет его назначить на должность, – это шаг в сторону парламентарного государственного строя, от которого сам Президент и предостерегает, так как при Россия «стабильно существовать и развивать» при нем не сможет. Правда при сохранении неприкосновенности ч. 4 ст. 111 замена слова «согласия» на слово «утверждение» в ч. 1 ст. 111 не повлияет (совсем) на перераспределение полномочий по формированию Правительства и изменение «баланса» ветвей государства.

Таким образом, в доктрине достаточно определенно зафиксированы признаки форм республики, они воспроизводятся в конституционной практике многих государств. Однако можно ли сказать, что традиционные для нашего публичного пространства высказывания о президентском характере нашей республики беспочвенны и являются скорее данью установившейся централизации политической системы? То есть имеются ли для них предпосылки в самой Конституции?

И именно при анализе этого вопроса обнаруживаются как раз те положения, которые действительно позволяют зафиксировать доминирование Президента Российской Федерации в государственном устройстве, на это указывают, как минимум, две конституционные нормы:

  1. ч. 4 ст. 111: если ГД «заупрямится» и начнет отклонять предложенные Президентом кандидатуры, то последнее слово будет за Президентом – он назначит нужного ему Премьера, отправит ГД в отставку и объявит о назначении новых выборов. Весьма характерно, что в проекте ФЗ о поправках в Конституцию пересматриваются чч. 1 и 2 ст. 111, но остается неприкосновенной эта самая ч. 4. Другими словами, ни юридически, ни тем более политически больше свободы у парламента не станет – ГД по-прежнему будет под дамокловым мечом президентского решения.
  2. чч. 3, 4 ст. 117: блокировка вотирования недоверия (отказа в доверии) Правительству: ГД не имеет возможности настаивать на сложении Правительством своих полномочий, поскольку даже выразив недоверие (отказав в доверии) Президента будет решать, соглашаться с ГД или все-таки лучше присмирить неспокойный парламент, заменив его новым созывом.

Как представляется, именно ч. 4 ст. 111 и чч. 3, 4 ст. 117 являются фундаментальными в плане определения формы нашего государственного строя – последнее решение в споре между Правительством (де-факто – Президентом) и ГД будет принимать Президент. Ни одна из этих норм не предполагается к пересмотру. Это означает, что анонсированный «больший баланс» между ветвями государства – нереализуeмое пожелание, если, конечно, он изначально не был лукавством перед камерами.

Смешанная республика

Наряду с традиционными видами республик (парламентской и президентской) путем совмещения и появления новых признаков создаются неизвестные ранее формы, причем эта тенденция набирает силу: «чистых» форм остается все меньше, а формы правления во вновь возникающих государствах (например, при распаде СССР, Югославии, Чехословакии), как правило, соединяют разные черты. Создание смешанных и «гибридных» форм улучшает взаимодействие органов государства, хотя это происходит либо за счет уменьшения роли парламента либо за счет сокращения полномочий президента, либо путем установления подчинения правительства одновременно и парламенту, и президенту, складывается в результате, с одной стороны, усиления парламентарных начал в развитии президентских республик, а с другой — возрастания места и роли президентской власти в парламентарных республиках.

Наглядным примером смешанной (полупрезидентской, полупарламентской) республики могут сегодня служить соответствующие государственные формы во Франции и в Польше.

Некоторые ученые возражают против выделения в особую форму правления смешанную, полупрезидентскую, полупарламентарную республику, считая, что необходимо сохранить лишь старое, традиционное деление республик на президентские и парламентские. Но их аргументы не представляются убедительными. Бесспорно, классификация республик на президентские и парламентские является основной и исходной. В этом отношении выделение смешанной формы правления является, несомненно, производным. Не вызывает возражения и тезис о том, что президентские республики сегодня нередко включают в себя в какой-то мере элементы парламентаризма, а парламентарные республики — более пли менее существенные черты президентского правления. В чистом виде, как ту, так и другую форму в современном мире действительно не так уж просто обнаружить.

В целом создание смешанных и «гибридных» форм правления, как показывает опыт многих стран, имеет несомненные плюсы. Тем самым обеспечивается стабильность управления страной, устраняется возможность частой смены правительства по партийным соображениям, обеспечивается консолидация партий. Не нарушая местного самоуправления, этот процесс ведет к укреплению роли государственной власти на местах, способствует единству государства. Это особенно важно в условиях стран, которые не имеют опыта длительного парламентского управления и где последнее в условиях не сформировавшихся партийных структур, не сложившихся механизмов парламентского управления может вести к постоянному разброду и шатаниям.

Вместе с тем, такой процесс имеет и свои минусы:

во-первых, нарушается присущее той или иной форме единство структуры управления и одновременно возникают новые виды отношений, коллизии и несогласованности, которых не было в «отработанных» формах правления. Разрушаются сложившиеся стандарты разделения властей, имеющие свои устойчивые формы и в президентской, и в парламентарной республике. Происходит смешение разных начал, и это не всегда способствует соблюдению конституционной законности;

во-вторых, возрастание роли парламента в президентской (полу президентской) республике при создании смешанных форм, усиление его контроля за деятельностью правительства — часто лишь внешнее, обманчивое явление. В парламентарной же республике при создании смешанных форм значение парламента падает, происходит значительное усиление власти президента, к чему эта форма не приспособлена, а потому не имеет достаточных гарантий против президентского всевластия.

Россия как смешанная республика

Согласно статье 1 Конституции Российской федерации, РФ имеет республиканскую форму правления, но какую именно, не уточняется. Конституция Российской Федерации 1993 г. ( принята на всенародном голосовании 12 декабря 1993 г.) С одной стороны, Президент избирается всеобщим голосованием, располагает собственными прерогативами, позволяющими ему действовать независимо от Правительства, а с другой — наряду с Президентом действует Правительство во главе с Председателем, в определенной мере ответственное перед парламентом. На практике элементы парламентаризма сведены к минимуму: ответственность Правительства перед Государственной Думой крайне ограничена и затруднена, Думе очень сложно добиться и увольнения Правительства в целом, не говоря уже об увольнении отдельных министров, что на практике именно Президент возглавляет всю систему исполнительной власти.

И все-таки, на мой взгляд, РФ следует отнести к смешанной республике, а точнее, к полупрезидентской республикой с доминирующим положением президента в системе властей.

Какой республикой является Россия?

Российская Федерация Конституция Российской Федерации 1993 года установила в России республиканскую форму правления. Баланс властей организован так, что Президент единолично формирует Правительство РФ. … Такая форма правления характеризуется, как супер-президентская республика.

Какой республикой является Российская Федерация?

Согласно части 1 статьи 1 Конституции Российской Федерации 1993 года: Российская Федерация — Россия есть демократическое федеративное правовое государство с республиканской формой правления.

Какой государственный строй в России?

Какая страна является президентской республикой?

Классической президентской республикой являются Соединённые Штаты Америки. В основе Конституции США лежит принцип разделения властей. Согласно данной конституции, законодательная власть принадлежит Конгрессу, исполнительная — президенту, судебная — Верховному Суду.

Что такое смешанная монархия?

Смешанное правление, также смешанная конституция, смешанная форма правления, смешанный строй или смешанное государственное устройство — концепция в западной политической философии, утверждающая о том, что идеальная форма государственного устройства совмещает в себе черты правления многих (демократии), правления …

Чем является Российская Федерация по форме правления?

Что такое смешанная республика?

Смешанная республика (президентско-парламентская республика, парламентско-президентская республика, президенциализм) — республика, находящая баланс между президентом и парламентом.

Какая страна Россия?

Также Россия является страной с максимальным перепадом температур в мире: 116,6 °C.

Россия
• 23 сентября 1918 Российское государство
• 30 декабря 1922 СССР
• с 25 декабря 1991 года Российская Федерация
Официальный язык русский

Что такое политическое устройство страны?

Фо́рма госуда́рственного устро́йства — способ территориальной организации государства или государств, образующих союз. Определяет внутреннее строение государства, деление его на составные части (территории) и принципы их взаимоотношения между собой.

Какой политический строй был в России в начале 20 века?

В начале 20 века и до 1917 года в России была абсолютная монархия, поскольку во главе государства стоял император Всероссийский Николай Второй. Высшим правительственным органом был Совет Министров, а высшим государственным — Сенат. … Самым низшим сословием в России на то время считалось крестьянство.

Кто правит в республике?

По этому принципу выделяются три основные разновидности республики: Парламентская республика, где власть в большинстве сосредоточена в парламенте. Парламент формирует правительство, а премьер-министром является представитель победившей на выборах партии.

Какие страны республики?

Алфавитный список стран

Форма правления Глава государства
Чехия Республика Церемониально
Демократическая Республика Конго Республика Исполнительная власть
Дания Конституционная монархия Церемониально
Джибути Республика Исполнительная власть

Какие формы правления и политико территориального устройства характерны для стран Африки?

Большинство стран Африки по форме государственного устройства относятся к унитарным. Федеративных государств 5: Нигерия, Коморские острова, Эфиопия, Судан, Южный Судан. Почти 60 % стран Африки относятся к слаборазвитых или развивающихся.

Какие существуют формы правления?

по сути типами правительственных структур:

  • «Режим» слияния властей — абсолютная монархия
  • «Режим» разделения властей — президентская система
  • «Режим» сотрудничества властей — парламентская система (парламентские республика или монархия)

Какая страна относится к парламентской республики?

Однако, существуют парламентские республики, в которых президент избирается парламентом и возглавляет правительство. К таким государствам относятся Швейцария, Южно-Африканская Республика, Ботсвана, Мьянма, Суринам и многочисленные малые государства.

Какие формы правления?

Основные формы правления

  • Отличительные признаки монархии
  • Виды монархии
  • Отличительные признаки республиканской формы правления
  • Виды республик